Lord Dreadnought (lorddreadnought) wrote in rightsector,
Lord Dreadnought
lorddreadnought
rightsector

Красные каратели. Зверства красных освободителей Европы.

Originally posted by lorddreadnought at Красные каратели. Зверства красных освободителей Европы.




В ночь с 23 на 24 августа 1939 г. за бокалом шампанского товарищ Сталин договорился с Риббентропом о ликвидации Польши и разделе ее территории и начале второй мировой войны. 31 октября 1939 г. устами своего верного приспешника В.Молотова назвал славянское государство с многовековой историей "уродливым детищем Версальского договора".

Вот так всегда резню начали двое, а отвечает только один. Гитлер войну проиграл. Потому получается, что немецкие солдаты напавшие на Польшу оказались оккупантами и зверями, а красные стали солдаты воинами-освободителями с 1939 года. Потому и состоялся Нюрнбергский процесс только над одним из зачинщиков войны, где рядовыми еврейскими свидетелями и под пытками отдельными немцами была озвучена цифра в 6 миллионов убитых, которая не подтверждена никакими документами. За фасадом Нюрнберга, где победители судили побежденных, остались куда более чудовищные преступления обезумевших красных освободителей Европы. Отдельные полудебильные потомки которых гордо себя называют антифашистами и освободителями Европы. У меня только один вопрос, почему НИКТО в Европе не считает коммунистов освободителями?

Доблестные освободители Европы.

Несмотря на безумную жестокость проявленную войсками США и Британии в отношении немецких женщин и военнопленных, большинство преступлений было совершено в зоне советской оккупации, количество изнасилований, совершенных советскими солдатами оценивается числами до 2 млн. Учитывая количество абортов в последующие месяцы и современных медицинских исследований считается, что около 100 000 женщин были изнасилованы в Берлине, и до 10 000 женщин погибли в последствии. Британский историк Бивор Энтони описывает трагедию как «самый страшный феномен массовых изнасилований в истории», и делает вывод о том, что по крайней мере 1,4 миллиона женщин были изнасилованы только в Восточной Пруссии, Померании и Силезии. Согласно воспоминаний Натальи Гессе, которая была советским военным корреспондентом, «русские солдаты насиловали каждую немецкую женщину в возрасте от 8 до 80».
В Венгрии начиная с февраля 1945 командование армий пытается сдержать сексуальные преступления. К тому времени уже тысячи венгерских женщин изнасилованы солдатами Красной армии. Отдельные города и села, в которых было сопротивление, было отдано красноармейцам на три дня на грабеж и изнасилования. Только в освобожденном Будапеште по оценке историков были изнасилованы более 50000 женщин.

В освобождении собственно Белграда, безусловно, главную роль сыграла Красная армия, хотя там был и корпус югославской народной армии. Конечно, Красная армия могла бы и одна взять столицу. Но из политических соображений участие войск Тито в освобождении Белграда было необходимо.

Но там еще проявились особенности поведения Красной армии в Европе: красноармейцы только по официальным данным совершили сотни изнасилований, причем 113 женщин были убиты. Поскольку в течение месяца на территории Сербии было всего несколько советских дивизий, это вызвало большой резонанс. Есть свидетельства, что красноармейцы "часто насиловали девушек, которых было много в партизанской армии Тито. Был такой случай: югославский комбат послал девушку с донесением в советский штаб, а ее там сразу изнасиловали...".  Сотни только официальных случаев изнасилований по обращениям граждан цифры не такие уж малые, если принять во внимание, что Красная Армия вошла только в северо-восточную часть Югославии".

Независимые исследователи отмечают, что после советского "освобождения" в Белграде произошли "самые массовые расстрелы и убийства, которые этот город пережил в своей истории... В первой волне репрессий коммунистов расстреляно без суда более 10 000 белградцев, захоронение многих из которых до сих пор неизвестно".

Когда через несколько месяцев Джилас во главе делегации оказался на приеме у Сталина, тот разыграл целый спектакль: «Он лил слезы, восклицая: "И эту армию оскорбил не кто иной, как Джилас!.. Знает ли Джилас, который сам писатель, что такое человеческие страдания и человеческое сердце? Разве он не может понять бойца, прошедшего тысячи километров сквозь кровь, и огонь, и смерть, если тот пошалит с женщиной или заберет какой-нибудь пустяк?"» У красноармейцев не было оснований испытывать к югославским крестьянам особо отрицательные чувства.

Но это не значит, что красноармейцы насиловали только иностранок. Изнасилованиям подвергались практически все женщины на «освобождаемых территориях». Вот Свидетельство украинки, ставшей жертвой советских насильников, фрагмент интервью с Марией Пантелеевной Панченко, 1925 г.р. Во время германской оккупации она попала в трудовой лагерь, но там ее никто не тронул. Оттуда она бежала и вернулась к себе домой, в г. Павлоград Днепропетровской области. В 1943 г. в город вошли советские войска. "Ждали их, как освободителей, а они пришли все пьяные и стали ловить и насиловать девушек. И меня, и моих подруг... Немцы не тронули, а свои надругались!"

Что происходило на территориях, население которых красноармейцам полагалось ненавидеть, можно судить по событиям в Восточной Пруссии. Ничем не ограниченный произвол, деревни, в которых не оставалось ни одной неизнасилованной женщины, грабежи, убийства...

Еврея Михаэля Вика, как "жертву" нацизма, красные каратели трогать не стали, но даже его ужаснул масштаб их зверств: "Каждого встреченного мужчину они убивали, а каждую женщину – насиловали. В ночи отовсюду слышались крики и мольбы о помощи. Они запирали людей в подвалах и поджигали дома. Они сгоняли мирных жителей на бывшие поля сражений в окрестностях города, и там расстреливали или сжигали".
В конце февраля 1945 г. советские офицеры из 1-й (или 160-й) стрелковой дивизии севернее Конитца загнали для разведки на минное поле детей в возрасте 10-12 лет. Немецкие солдаты слышали жалобные крики детей, тяжело раненых взорвавшимися минами, "бессильно истекавших кровью, которая лилась из разорванных тел".

В пригороде Кёнигсберга Метгетен (Metgethen), занятого Красной армией 29 января 1945 г., и затем на время отбитого немецкими войсками, ординарец Карл Август Кнорр (Karl August Knorr) увидел на площади растерзанные тела двух девушек в возрасте не старше 20 лет, которые, судя по всему, были привязаны ногами к двум танкам и разорваны пополам. А неподалеку был найден дом, из которого вывезены около 70 женщин, половина из которых сошла с ума, поскольку, каждую из них насиловали в течение дня около 70 раз. И в этом же пригороде капитан Вермахта Герман Зоммер (Hermann Sommer) позади одного из домов нашёл трупы раздетых женщин и детей. Головы детей были раздроблены тяжелым предметом, а самые маленькие были заколоты штыками.

Как утверждает в своей новой книге военный историк Энтони Бивор "Падение Берлина" маштаб изнасилований в Красной Армии в дни агонии нацистской Германии имела куда более широкие масштабы, чем подозревалось ранее. Изнасилования начались сразу же, как только в 1944 году Красная Армия вошла в Восточную Пруссию и Силезию. Во многих городах и поселках была изнасилована каждая женщина в возрасте от 10 до 80 лет.

Мемуары бывшего коменданта Кенигсберга Отто фон Ляша:
"...я вместе с частью своего штаба и группой командиров должен был начать свой тернистый путь в русский плен. Уже по дороге к первому командному пункту одной из русских дивизий мы вкусили кое-что из того, что ожидало нас в «почетном» плену. Хотя мы шли в сопровождении русских офицеров, неприятельские солдаты все время пытались, и не без успеха, отнять у нас или у наших солдат то часы, то чемодан, то что-либо из одежды. Русские офицеры оказались не в состоянии справиться со своими подчиненными. Из множества воспоминаний о марше в плен приведу здесь одно, наиболее выразительное.

Дома горели, чадили. Мягкая мебель, музыкальные инструменты, кухонная утварь, картины, фарфор — все это было выброшено из домов и продолжало выбрасываться. В дома тащили плачущих, отбивавшихся девушек и женщин.

Кричали дети, зовя родителей, мы шли все дальше и дальше. Перед нашими глазами представали картины, описать которые невозможно. Придорожные кюветы были полны трупов. Мертвые тела носили следы невообразимых зверств и изнасилований. Валялось множество мертвых детей. На деревьях болтались повешенные — с отрезанными ушами, выколотыми глазами. В разных направлениях вели немецких женщин. Пьяные русские дрались из-за медсестры. На обочине шоссе под деревом сидела старуха, обе ноги у нее были раздавлены автомашиной. Горели хутора, на дороге валялся, домашний скарб, кругом бегал скот, в него стреляли, убивая 6ез разбора. До нас доносились крики взывающих о помощи. Помочь мы ничем не могли. Это было ужасно. Такого мы не могли даже предполагать».

В пригороде Кёнигсберга Метгетен (Metgethen), занятого Красной армией 29 января 1945 г., и затем на время отбитого немецкими войсками, ординарец Карл Август Кнорр (Karl August Knorr) увидел на площади растерзанные тела двух девушек в возрасте не старше 20 лет, которые, судя по всему, были привязаны ногами к двум танкам и разорваны пополам. А неподалеку был найден дом, из которого вывезены около 70 женщин, половина из которых сошла с ума, поскольку, каждую из них насиловали в течение дня около 70 раз. И в этом же пригороде капитан Вермахта Герман Зоммер (Hermann Sommer) позади одного из домов нашёл трупы раздетых женщин и детей. Головы детей были раздроблены тяжелым предметом, а самые маленькие были заколоты штыками.

Лев Копелев впоследствии так описывал свое потрясение от происходящего в Восточной Пруссии и свои мысли в те дни: «Почему среди наших солдат оказалось столько бандитов, которые скопом насиловали женщин, девочек, распластанных на снегу, в подворотнях, убивали безоружных, крушили все, что могли, гадили, жгли. И разрушали бессмысленно, лишь бы разрушить».

По книге Остина Aппa “Изнасилование женщин завоёванной Европы”

Невозможно без содрогания узнавать об оргии изнасилований и сексуального рабства невинных женщин и маленьких девочек. И очень легко отмахнуться от этой темы и выбрать для чтения что-нибудь более приятное или развлекательное. Но если вы хотите знать правду об одном из самых зловещих секретов наших правящих кругов, о страшном преступлении против женщин, о котором политически благонадёжные феминистки странным образом предпочитают хранить молчание, то я вас призываю дочитать эту статью.

Я не являюсь первым, кто документировал или поведал об этом чудовищном преступлении, совершённом главным образом теми, кого Франклин Рузвельт называл “наш благородный советский союзник". Мы этим обязаны д-ру Остину Дж. Аппу (Austin J. Арр), профессору и специалисту по английской литературе в Католическом Университете Скрэнтонском Университете и Ласалльском Колледже, который в числе других людей, рискуя своей карьерой и средствами к существованию, донесли до нас правду. Когда в апреле 1946 года он опубликовал свою работу, на которой основана данная статья, ”Изнасилование женщин завоёванной Европы” (Ravishing the Women of Conquered Europe), он был одиноким голосом, призывающим к правосудию в Америке, где пропаганда по-прежнему трубила о “Великой Победе”, но что позднее, в годы холодной войны, окажется поражением для Америки и Запада в такой же мере, как и для Германии.
По мере того, как Красная Армия продвигалась вперёд в 1945 году, Берлин становился городом практически без мужчин. Из гражданского населения 2'700'000 человек, 2'000'000 были женщины. Неудивительно, что страх перед изнасилованиями разносился по городу подобно чуме. Женщины осаждали докторов, ища информацию о быстрейших способах совершить самоубийство. На яд был огромный спрос.

В Берлине находилось благотворительное учреждение Хаус Делем, родильный дом и приют. Советские солдаты ворвались в него и многократно изнасиловали беременных женщин и только что родивших женщин. Это не было одиночным эпизодом. Никто точно не знает, сколько всего женщин было изнасиловано, но по оценкам врачей, в одном только Берлине по разным оценкам до 1 млн. девочек и женщин, в возрасте от 10 до 70 лет.

24 марта 1945 года наш “благородный советский союзник” вошёл в Данциг. 50-летняя данцигская учительница сообщала, что её племянница, 15 лет, была изнасилована семь раз, а другая племянница, 22 лет, была изнасилована пятнадцать раз. Советский офицер сказал группе женщин искать убежища в соборе. Когда они собрались там, туда зашли большевистские звери, и под звуки колоколов и органа, “отпраздновали” гнусную оргию, всю ночь насилуя всех женщин, некоторых более тридцати раз. Католический пастор в Данциге показал: ”Они насиловали даже 8-летних девочек, и убивали тех мальчиков, которые пытались заслонить своих матерей”. Его высокопреосвященство британский архиепископ Бернард Гриффин (Bernard Griffin) с целью изучения условий объехал Европу. Он сообщал: “В одной только Вене они изнасиловали 100 000 женщин, причём не один раз, а по много раз, включая не достигших 10-летнего возраста девочек, и старых женщин”.

Через день после захвата Нейссы (Neisse), Силезия, нашим благородным советским союзником, было изнасиловано 182 католические монахини. В епархии Каттовицы было насчитано 66 беременных монахинь. В одном из женских монастырей были застрелены игуменья и её помощница, когда они с распростёртыми руками пытались защитить молодых монахинь. В журнале ”Норд Америка” (Nord Amerika) от 1 ноября 1945 года один священник сообщал, что ему известно ”несколько деревень, в которых все женщины, даже пожилые женщины и девочки двенадцати лет, в течение недель ежедневно насиловались советскими солдатами”.

27 апреля 1946 года Радио Ватикана утверждало, что из советской оккупационной зоны в Восточной Германии доносятся мольбы о помощи ”от зверски насилуемых девочек и женщин, чьё физическое и нравственное здоровье совершенно подорвано”.

Выдержки из книги Макса Гастингса "Армагеддон: битва за Германию, 1944-1945" ("Armaged-don: The Battle For Germany 1944-1945")

Первое вторжение русских в восточные районы Германии произошло в октябре 1944 г., когда части Красной Армии захватили несколько приграничных деревень. Через пять дней они были выбиты оттуда, и перед глазами гитлеровских солдат предстала неописуемая картина.

Едва ли хоть один гражданский избежал смерти от рук русских солдат. Женщин распинали на дверях сараев и перевернутых телегах, или, изнасиловав, давили гусеницами танков. Их детей тоже зверски убили. Сорок французских военнопленных, работавших на окрестных хуторах, предполагаемые освободители расстреляли. Та же судьба постигла и признанных немецких коммунистов. Действия красноармейцев не были проявлением бессмысленной жестокости – это был методичный садизм.

"Во дворе фермы стояла телега, к которой, в позе распятых, были прибиты гвоздями за руки еще несколько голых женщин, – докладывал немецкий фольксштурмовец Карл Потрек (Karl Potrek). – Возле большого постоялого двора находится сарай; к каждой из двух его дверей была в позе распятой прибита гвоздями голая женщина. В жилых домах мы обнаружили в общей сложности 72 женщин и девочек, а также одного мужчину 74 лет – все они были убиты зверским образом; лишь у нескольких в голове обнаружены пулевые отверстия. Некоторым младенцам размозжили головы".

Даже у самих русских эти зверства впоследствии вызывали неловкость. Авторы подготовленной Москвой официальной истории так называемой "Великой Отечественной войны", обычно весьма сдержанные в подобных вопросах, признают: "Не все советские солдаты правильно понимали, как им следует вести себя в Германии. В первые дни боев в Восточной Пруссии имели место отдельные нарушения норм правильного поведения".

На самом же деле то, что случилось в ходе этих первых атак, было лишь предвестником варварского поведения Красной Армии в страшные месяцы ее стремительного продвижения вглубь Третьего Рейха. Более 100 миллионов человек, находившихся в пределах гитлеровской Германии, оказались в темном лабиринте, где их ждали ужасы, намного превосходившие все, что пришлось испытать западным странам в годы второй мировой войны.

Большинство сдавшихся немцев так и не увидели лагерей для военнопленных. "Мы убивали пленных просто вот так, – говорит капитан Василий Крылов, и щелкает пальцами. – Если солдатам приказывали доставить пленных в тыл, чаще всего их "убивали при попытке к бегству".

Витольд Кубашевский вспоминает, как невыносимо было для него расстреливать пленных, и как он старался не смотреть обреченным людям в глаза. Но, как и все, он стрелял, выполняя приказ.

"На войне одно правило – ты идешь в бой, видишь врага, и враг для тебя – не человек, – вспоминает сержант Николай Тимошенко. – Подняв руки, ты не спасешься".

Только в одной Чехословакии, с мая 1945 г. без суда были унитожены более 270 тыс. военнопленных немцев.

Кровавая зима 1945 года в Восточной Пруссии – один из самых страшных эпизодов второй мировой войны. Немцы по сей день испытывают ярость от того, что мир так мало о ней знает. Это был настоящий, а не выдуманный евреями холокост, но всем на это наплевать.

Куда более суровая участь по сравнению с берлинцами была уготована немецкому населению Померании, Силезии и Восточной Пруссии. 5 мая Лаврентий Берия направил в Восточную Пруссию генерал-полковника Аполлонова с целью ликвидации "шпионов, саботажников и других враждебных элементов" в дополнение к 50 тысячам человек, уже ликвидированных там с января 1945 года, когда эти территории перешли под контроль Красной Армии.

Аполлонов со своим войском развернулся в полную силу. К концу мая численность населения Восточной Пруссии сократилась с 2,2 миллиона до 193 тысяч человек. Даже те мирные жители кому удалось чудом спастись были отправлены на принудительные работы в Советский Союз, где трудились по 16 часов в сутки на лесоповале и земляных работах. В последующие два года более половины из них умерли. Оставшиеся в живых вернулись в апреле 1947 года к разграбленных домам, полям, обратившимся в болота, и фермам, пришедшим в полнейшее запустение.










Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments